Read Dina's interveiw in the October issue of Mini magazine!

October 1, 2015

Нескучный музыкант
ИЗВЕСТНАЯ ПИАНИСТКА ДИНА ДУЙСЕН О МУЗЫКЕ, УЧЕБЕ В ЗНАМЕНИТОЙ БАЙСЕИТОВСКОЙ ШКОЛЕ И ОПЫТЕ ЖИЗНИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

 

 

— Расскажи о своей музыкальной семье. Почему ты,в отличие от своих братьев, выбрала карьеру пианистки, а, скажем, не скрипачки?

— Мой папа Орынбай Дуйсен – домбрист, заслуженный деятель искусств РК. Они с мамой работают в Казахском национальном университете искусств в Астане. Мама преподает фортепиано. Мой старший брат Ордабек работает в симфоническом оркестре в Далласе, а младший, Ильяс, – в оркестре театра «Астана Опера». Ордабека в семь лет родители отдали в музыкальную школу им. Байсеитовой по классу скрипки. А когда они привели туда меня, пятилетнюю, я выбрала фортепиано. Сама. Родители одно время даже думали, что из нас получится трио, но, когда подошло время поступать Ильясу, он вместо виолончели выбрал скрипку, сославшись на то, что не хочет таскать тяжелую «бандуру». И… поломал планы родителей создать трио Дуйсен!

— Сложно было учиться в знаменитой Байсеитовской школе? Дирижер Алан Бурибаев как-то сравнил ее с Хогвартсом. Все знают родителей и как-то по-особенному смотрят на тебя…

— Я окончила школу с отличием – учиться было не сложно. Сейчас почему-то больше вспоминаются забавные случаи. Мне было лет 13–14. Выхожу как-то из школы, а там стоят мой одноклассник Данияр (приемный сын народного артиста Ермека Серкебаева) и заместитель директора Раиса Мусаходжаева (сестра АйманМусаходжаевой). Увидев меня, она говорит: «Вот и хорошо! Вот наша ученица Дина! Сыграешь сейчас концерт. Одета ты вроде нормально». Я испугалась и от неожиданности расплакалась. А Раиса Кожабековна подвела меня к машине, в которой сидел Ермек Серкебаев. И мы все вместе поехали в неизвестном направлении. Как оказалось, на какой-то ветеранский обед. Помню, Данияр что-то сыграл (он – флейтист), Ермек Бекмухамедович спел, а потом я играла. После Серкебаев похвалил меня: «Мощно играешь!» Затем он мне сказал, что таких глаз, как у меня, никогда не видел, но вот нос… у меня –  как павлодарская картошка! После концерта он подарил мне книгу про Д. А. Кунаева. До сих пор ее храню.

— Как твоя семья оказалась в Астане? Не трудно ли было переезжать?

— Родителей в Астану позвали на работу сестры Мусаходжаевы, тогда переехала целая команда из Алматы. Мы решили поехать, тем более что моя мама оттуда родом. Вначале мне не очень понравилось, но потом привыкла. И уже там заканчивала свое музыкальное образование. И в Астане в 1999 году выиграла Республиканский конкурс молодых исполнителей.

— Как пришло решение поехать на учебу в Америку?

— Первым в Америку по приглашению отправился мой брат Ордабек. Через пару лет за ним поехала я. Выбрала университет в Форт-Уэрте (Техас), недалеко от брата, отправила им свой диск с тремя разными произведениями. И вскоре мне пришел ответ, что я поступила. Я стала искать финансирование и подала на стипендию «Болашак», которую и получила. Но ближе к началу учебы мне сказали, что университет дает мне полную стипендию на три года обучения. Тогда я отказалась от «Болашака». Случился небольшой скандал: оказывается, никто раньше не отказывался от этой стипендии…

— Можешь сегодня оценить, что тебе дало образование в американском университете?

— В плане карьеры – не знаю. У моего педагога была очень хорошая репутация, и там я познакомилась со многими моими нынешними друзьями. Последний год обучения я жила в американской семье, которая часто принимала у себя участников Конкурса пианистов ВанаКлиберна. Причем бесплатно и бескорыстно. Мы с ними крепко сдружились! Позже они приезжали ко мне в Лондон раз пять.

— Но степень магистра ты получила уже в Лондоне…

— Я полюбила Лондон с первого взгляда в 2002 году. И решила после завершения обучения в США приехать в Англию. Еще в Америке написала письмо декану Королевской академии музыки Кристоферу Элтону, моему будущему педагогу. В марте меня пригласили на прослушивание в Нью-Йорк, а после нескольких недель мне пришел ответ, что я поступила.

— Так просто?

— Не так чтобы очень, потому что нужны были деньги. Но мне повезло: на одном престижном музыкальном фестивале в Оксфорде я познакомилась с человеком, который позже стал другом нашей семьи. Он помог мне с полным финансированием, а с первоначальной суммой – тетя.

— Что запомнилось за время учебы в Королевской академии музыки? Опять скажешь, что было не сложно?

— В магистратуре я училась два года. Окончила ее с отличием. В первый год, как приехала, поняла, какой дорогой город Лондон, поэтому нужно было зарабатывать деньги. Среди учащихся ходит рассылка с предложением сыграть где-нибудь концерт, и счастливчики, которых отобрали, могут немного заработать. Помню, получила электронное письмо: Музею WallaceCollection для мероприятия требуется трио с клавесином. Тут же написала им, что есть трио и мы с удовольствием сыграем для них концерт. Они мне сразу ответили: «Хорошо. Приходите в такое-то время, выступите с репертуаром на ваше усмотрение». Обрадовавшись, стала искать скрипача и виолончелиста. А это была вторая неделя в Лондоне и тогда я никого не знала. В итоге нашла музыкантов, причем не из нашей академии, подобрала программу. С виолончелистом и скрипачом встретилась лишь один раз на репетиции. Но наш концерт прошел на ура, всем все понравилось, нам даже заплатили. Сейчас я, конечно, такое бы не сделала. А тогда я просто решила, что клавесин мало чем отличается от фортепиано…

 

Read the interview at Mini Magazine

 

Please reload

Featured Posts

New Album Featured in Kazakhstan's First Edition of Marie Claire

April 1, 2015

1/3
Please reload

Recent Posts

December 19, 2016

Please reload

Archive
Please reload

Search By Tags
Please reload